banner.png

 

 

История политических репрессий в СССР

Библиографический указатель малотиражных изданий в фондах библиотеки общества "Мемориал"

 

        Начнем с, возможно, несколько нескромной констатации: настоящее издание - единственное в своем роде. Это первый опыт в исследовании такого современного российского (и не только российского!) феномена последних двух десятилетий, как редкая (малотиражная/сверхмалотиражная) русскоязычная книга, малодоступная, почти не известная широкому кругу читателей. Даже не опыт исследования, а опыт  «представления  явления», проблемы.  Мы не располагаем сведениями о выпущенных кем-то ранее аналогичных указателях. Отсутствие их нам кажется странным, и мы пытаемся восполнить этот пробел. Надеемся, нашему примеру последуют коллеги из более крупных книгохранилищ, которые могут представить гораздо более обширный материал, пусть даже ограниченный, как в нашем случае, определенной тематикой.

        Попытаемся ответить на вопрос: чем вызвана необходимость в данном указателе.

        В советскую эпоху тираж 100 000 был абсолютно «рядовым» (книга, изданная в таком количестве экземпляров, легко могла попасть в разряд дефицитных, стать библиографической редкостью). Однако в наше время вполне достойным стал считаться тираж 1000 экземпляров, появились небывалые ранее тиражи 200, 150, 100, 50 экземпляров (в прежние времена такое было возможно разве что для изданий сугубо внутриведомственных, исполненных на ротаторе, для внтуреннего, так сказать, потребления). Такое ничтожное тиражирование очень быстро превратилось в норму книгоиздательской практики, порой напоминающей времена  самиздата…  При  этом  читатель,  взяв  в руки книги, подобные вошедшим в настоящий указатель,  легко  может  убедиться,  что  малый  и даже сверхмалый тираж вовсе не говорит об их низком качестве. Среди таких изданий много профессионально подготовленных, качественно выполненных: содержание, редактура, верстка, печать – все «на уровне»… Много просто интересных, содержащих уникальный материал (воспоминания, архивные документы, материалы конференций).

        Но встречаются в корпусе малотиражных изданий и несовершенные, изготовленные «на коленке»: кроме плохого качества макетирования, печати еще и совершенно неудовлетворительное оформление - остутствие указаний на место издания,  норму  тиража,  издательство,  несоответствие сведений на обложке и на титульном листе… (Справедливости ради отметим, что все эти огрехи могут быть свойственны не только малотиражным изданиям!) Но главное – не в качестве изданий. Главное в другом: малотиражные издания не только остаются совершенно не известными тому читателю, которому адресованы, но они очень легко, слишком легко (по совершенно разным причинам) могут исчезнуть из «книжного пространства». Тогда как, мы уверены, десятки блестящих мемуаров, сборников документов и статей научного характера (это только те, что вошли в настоящий указатель, а сколько подобных им раритетов, «книжных одиночек» хранится в какой-нибудь одной-единственной библиотеке!) достойны лучшей «читательской» судьбы.

         Прервем  рассуждения и повторим только, что наш указатель всего лишь представляет проблему, и, конечно, не во всей ее полноте.  Кроме  того,  цель  его  –  ввести  малотиражные издания в более широкий научный оборот и, наконец,  представить  раздел  фонда  библиотеки «Мемориала», посвященный истории политических репрессий в СССР. Насколько удачен наш опыт – судить пользователям указателя. Нам же, по завершении работы, остается, еще раз подчеркнем, надеяться, что это начинание будет продолжено коллегами из других библиотек.

         Несколько слов о библиотеке «Мемориала», чтобы лучше понять (увидеть) собранный в указателе материал. Начало комплектования наших фондов, в основном «тамиздатом» и новинками отечественной литературы по теме «История политических репрессий в СССР» (по понятным причинам почти весь советский «книгоиздательский период» до 1987/88 г. был для нас не то чтобы малоинтересен, но, уж точно, не столь актуален), совпало с резким изменением ситуации в стране в области книгоиздания. Если в первый год существования у нас еще были сомнения в целесообразности приложения усилий к созданию библиотеки, – мы полагали, что наличие в Москве общедоступных центральных библиотек, с чьими возможностями комплектования и обслуживания читателей наши возможности казались несоизмеримыми, – то уже через полтора-два года стало ясно, что усилия наши не напрасны. Рухнула система комплектования библиотек, существовавшая в СССР и гарантировавшая попадание в библиотечные книгохранилища всех/любых изданий, профильных для той или иной библиотеки. Уже с начала 1992 г. стал увеличиваться поток изданий (в первую очередь малотиражных, в том числе по теме «История политических репрессий в СССР»), миновавших и Книжную палату, и большинство библиотечных фондов. И оказалось, что частными усилиями, усилиями негосударственной общественной организации можно восполнить некоторые лакуны в комплектовании государственных библиотек. Безусловно, возможности библиотеки «Мемориала» на фоне центральных библиотек всегда, даже в самые трудные для этих библиотек годы, выглядели более чем скромно. В нашем указателе 400 с небольшим названий, число незначительное, – аналогичные тематические указатели РГБ, РНБ, ИНИОНа или ГПИБ России были бы в несколько раз обширнее. Но тем не менее даже и такой скромной по объему тематической подборкой малотиражных изданий мы можем гордиться, потому что многие из представленных у нас изданий в других книгохранилищах (в том числе в только что перечисленных, центральных) отсутствуют.

        Каков был принцип включения того или иного издания в настоящий указатель? В начале работы над проектом отбирались все хранящиеся в наших фондах малотиражные (до 100 экземпляров) непериодические издания, связанные с темами: политические репрессии, судебные и карательные органы, пенитенциарная система 1917–1991 годов. В процессе работы мы несколько подняли верхнюю «тиражную планку» до 120 экземпляров, так как сочли, что несправедливо оставлять за пределами настоящего перечня, например, книгу, изданную тиражом 113 экземпляров (из-за тринадцати-то книжек!).

        При отборе мы не брали в расчет ни качество исполнения издания, ни способ воспроизведения, ни объем. Не редкость, когда на титульном листе издания значится: «На правах рукописи», и действительно, сегодня, в век компьютера, многие из них правильнее было бы назвать именно размноженной рукописью.

        Подавляющее большинство вошедших в указатель книг и брошюр выпущены в России в период с 1992 г. по настоящее время. Среди главных причин невключения в указатель целого ряда хранящихся у нас изданий стран бывшего СССР и изданий на русском языке из стран дальнего зарубежья– практика не указывать тираж и отсутствие у составителя возможности получить сведения о норме тиража из других источников. Мы сочли возможным включить только несколько книг, вышедших в последние годы в Израиле, и выпуски сборника текстов самиздата «Documents of the Christian Comitee for the Defense of Believers’ Rights in the USSR», со всей очевидностью размноженных (не отпечатанных!) на копировальной технике тиражом, никак не превышающем 100 экземпляров (скорее всего тираж ограничивался несколькими десятками экземпляров). Здесь мы подошли к одному из самых сложных и спорных моментов, с которым пришлось столкнуться в процессе подготовки указателя. Речь идет об изданиях, в том числе отечественных, в которых тираж не указан, но по ряду признаков они весьма похожи на сверхмалотиражные. Мы сочли возможным включить такие издания при наличии следующих условий: если сведения (устные или письменные) о тираже мы получили от издателя и/или автора, от дарителя; если специально проведенная сверка указывала на отсутствие издания в электронных каталогах РГБ, ГПИБ Росси, библиотеки Сахаровского центра (таких изданий не более 40). В большинстве изданий, где тираж не указан, мы пометили сведения о нем в квадратные скобки, хотя в некоторых случаях располагали сведениями о том, что число выпущенных экземпляров гораздо меньше. Когда сообщалась точная цифра (например, 50 или 30 экземпляров), в квадратных скобках мы воспроизводили именно ее. Понимаем, что в указания тиража могли закрасться ошибки, но уверены: таковых не более 3 % в общем корпусе.

        В аннотациях в первую очередь указано наличие в содержании описываемого издания тем: политические репрессии, судебные и карательные органы, пенитенциарная система 1917–1991 годов. Текст аннотаций не формализован, их объем и структура зависят от содержательности описываемого издания, ценности представленного в нем материала и, главное, от степени отражения интересующих нас тем. Только в одном случае мы старались формализовать содержание аннотации: когда речь шла о списках репрессированных.

        Издание адресовано исследователям истории политических репрессий в СССР, исследователям мемуарной литературы по истории ХХ века (ибо почти половина изданий, вошедших в указатель, это мемуары), работникам библиотек, в чьих фондах есть соответствующий раздел (или разделы), наконец, тем, кому интересен сам феномен современной редкой книги (редких изданий) – книговедам, библиофилам, исследователям самиздата.